Рубрика: Страницы военной истории


Дмитрий Юрьевич Радченко

Армия Конде

Французы на русской службе (рубеж XVIII–XIX веков)

 

Во время Французской революции многие дворяне‑роялисты, приверженцы старых порядков, перешли на русскую службу, чтобы бок о бок с нашими сооте­чественниками сражаться против общих врагов — войск революционной Директории и Бонапарта. Как говорил известный русский публицист XIX века Н.И. Греч, «дело против Наполеона было не русское, а общеевропейское, общее, человеческое — следственно, все благородные люди становились в нем земляками и братьями» (список цитируемых источников см. в конце).

Неприятие революции, которая сопровождалась разгулом террора, низложением, а затем и казнью короля Людовика XVI, ликвидацией феодальных прав, вынудило многих представителей французского дворянства и духовенства эмигрировать в дружественные по отношению к старому порядку европейские страны. Не стала исключением и Российская империя, куда бежал сам граф Прованский (будущий Людовик XVIII), поселившийся во дворце герцогов Курляндских в Митаве (сегодня — Елгава в Латвии).

Нашедшее пристанище в России французское дворянство устроилось здесь по‑разному. Кто‑то поступил на государственную службу, как, например, граф Огюст де Шуазель-Гуфье, который возглавил Императорскую академию художеств. (Кстати, праправнуком графа был русский религиозный философ Н.А. Бердяев.) Личный враг Наполеона Бонапарта Шарль-Андре (на русский манер Карл Осипович) Поццо ди Борго, будучи корсиканским дворянином, выполнял важные дипломатические миссии при дворе Александра I в начале XIX века. После реставрации Бурбонов он служил российским послом во Франции и был активным пропагандистом тесного русско‑французского союза. Другие эмигранты нанимались гувернерами в дворянские семьи: Буссон де Марэ — в доме П.И. Панина, граф де Фантент — у Блудовых, шевалье Роллен де Бельвиль — у князей Голицыных и Вигелей.

Некоторые из французских дворян, оказавшись в Российской империи, шли в армию, чему способствовал специальный закон «О распределении вступающих в военную службу иностранцев по разным военным командам, находящимся в отдаленности границ» (1792). Многие из них крепко осели в России, обзавелись потомством и навсегда связали свою судьбу с новой родиной, где им пришлось доказывать свою верность русскому императору на полях брани.

 

 

В печатной версии журнала статья представлена в полном виде,
для ее получения обратитесь  на сайт pressa.ru

Написать комментарий

Обязательные поля помечены знаком *.

 

№ 7 (307) ИЮЛЬ 2016

// СОДЕРЖАНИЕ